Будь здорова, дочь Востока!

Сын крупного феодала. Так меня называли везде, куда просачивалась информация о моем репрессированном отце. Сначала это был рабфак в Уральске, откуда меня громко отчислили. Потом была Красная армия, где меня сочли «ненадежным» и не пускали на фронт. Одним таким оказался командир полка Акаев, стараниями которого, я — «феодальский отпрыск» —  поехал не на фронт, а в Алма-Атинский запасной полк. Разве мог я тогда знать о том, что последующие 50 лет проведу в этом городе? По прибытию в 1942 году в Алма-Ату  я сразу получил назначение на должность командир эскадрона. В те годы, всем, кто обладал таким высоким званием, полагалось жить в квартирах. Как только я узнал об этом, я поспешил к помощнику начальника штаба Шарафуддинову.

  • Ергалиев, ты что, не знаешь? Не знаешь, что надо жениться, чтобы получить разрешение жить в квартире?
  • Как так? Но должность же моя позволяет. Я заместитель комэска (командира эскадрона)!
  • Ойпырмай, зам комэска говоришь? Нет жены? Не положено!  —  сухо отрезал он.

Что делать, где искать эту пресловутую невесту, ума не приложу.

Да и кто выйдет за меня? Не сегодня, так завтра меня должны отправить на фронт.  Кто за меня замуж пойдет? А главное, если вдруг ты, Хамит, падешь смертью храбрых, никто, кроме твоей престарелой матери, плакать не будет, никто причитать не станет. Нет! А вдруг  ты вернешься с войны? Кто тебя встретит с распростертыми объятиями?

У человека должна быть семья. Другое дело, что время сейчас непростое… Эх, что-то надо делать.

Решено. Надо мне жениться. Срочно!

6Я никогда не бегал за девушками. У меня не было времени и гордость не позволяла. Поэтому найти себе невесту оказалось не таким  легким занятием. Первым делом я решил найти Катиру Алдонгарову, с которой мы учились на рабфаке. После рабфака она подалась в артистки. Катира недолго думая познакомила меня с Рахией Оспановой, артисткой. Рахия  преподавала в училище Оперного театра и пользовалась большим уважением среди студенток. Через несколько лет она вышла замуж и поменяла фамилию. Стала Рахией Койшыбаевой. Она сразу взяла быка за рога. Через несколько дней мы условились о том, что она пригласит домой девушек для знакомства. В назначенный день я был у нее. Рахия не обманула. В зале сидели три девушки. Все три — студентки театрального училища и такие разные… Одна из них была своенравной смуглой девушкой. Это было сразу заметно. Звали ее Бикен. Ах, Бикен! Я сразу понял, что она огненная девушка, которая сожжет меня пламенем. Нет, было очевидно, что или я ее убью, или она меня.

Среди пришедших была светлолицая  миловидная девушка. Рахия делала мне потихоньку знаки, пытаясь обратить мое внимание на эту красавицу. Отсутствие опыта общения с девушками давало о себе знать. Мы познакомились, но встречаться часто не могли, поэтому пришлось переписываться. Хотелось сказать ей как она мила мне, как хочется ее увидеть, но на бумаге получается сухое протокольное письмо. Письма я начинал со слов: «Будь здорова, дочь Востока». Тогда мне казалось, что я сразил девушку наповал. На первое письмо она мне ответила: «Пожалуйста, пишите на казахском». Гульануар обладала какой-то неведомой силой притяжения. Не знаю, что как так получилось, но я влюбился окончательно и бесповоротно. Зато девушка попалась хитрая. Ни «да», ни «нет»… Конкретного ответа не дает, а мне пора жениться, время идет и сердце ноет.

Хотелось видеть мою Аняу, но жесткий режим в гарнизоне мне не позволял выезжать. Разрешалось только на дежурство или по делам. Пока я искал решение, оно само пришло. В один прекрасный день привезли тысячи жеребцов в наш полк. Все они должны были подвергнуться кастрации. За день до этого события пришел наш ветврач Мальцев, рядом с ним был парень:

  • Хамит, знакомься, это Володя. У него к тебе дело.

Володя работал на соседнем пивзаводе инженером. Делом оказалось то, что Володя хотел попросить 2 ведра яичек, которые остаются после кастрации.

  • Я могу все отдать, — ухмыльнулся было я, но Мальцев возразил:
  • Ты что, Хамит, мне тоже надо! Катюша пожарит с лучком и мы накатим по сто грамм.

2-2В итоге сошлись на том, что я дам 4 ведра Володе, но при одном условии: он должен был продавать мне пиво в бочках. Я сказал, что вышлю своих солдат, а он загрузит им на сани мое пиво. Только сахара он должен был добавить больше нормы. Никто, конечно, не понял, что я задумал. Помнится мне, когда я служил в Джамбуле, старый кавалерист по имени Кабу сказал мне: «Хамит, если напоить лошадь сладким пивом, она может прыгнуть до двух метров в высоту». Вот я и решил проверить.

Напоив своего орловского рысака по кличке Результат сладким пивом, я стал ждать, пока лошадь не опьянеет. Мой друг Горшков последовал моему примеру и напоил свою лошадь Свечку. И Свечка действительно зажглась! Да и мой не отставал. Я сел на своего скакуна и пришпорил его. Как он взлетел! Словно самолет! Только Свечка зацепила задними копытами колючую проволоку, которой была обнесена  вся территория гарнизона. Мы нашли слабое место в ограждении, и каждый раз перед тем, как прыгать, разъединяли в том месте проволоку. Когда возвращались —  снова соединяли ее. Я не стал близко подъезжать к общежитию Аняу. Она строго настрого запретила мне шуметь, поэтому чуть поодаль общежития я оставлял своих рысаков и Горшкова, а сам шел пешком к окнам своей любимой.

Через некоторое время она все-таки согласилась, и мы решили после нового года пожениться. Я очень ждал наступления этого времени, но честно говоря, справлять свадьбу мне было не на что. В один из последних декабрьских дней нам в полк привезли свиней. Заместителю комэска полагалась одна свинья, но мне достался один поросенок. Я не ем такую еду, я вырос в других условиях, матушка называла свиней «Арам тамак». Но я взял. Взял, потому что решил его продать и на вырученные средства сыграть свадьбу. Хотя небольшую посиделку трудно было назвать свадьбой. Должностная инструкция запрещала мне выезжать на базар, а уж тем более торговать там поросятами. Я решил попросить Рахию, которую мы называли Розой.

  • Роза, выручай. Надо продать поросенка, — взмолился я. Роза видимо была не в восторге от идеи, но виду не подала.
  • Надо маме сказать. Я же на работе, Хамит, — сказала она.

На следующий день я связал поросенка и отправил его к Розе домой. Он постоянно визжал, и оставлять его у себя не представлялось возможным. Рахия жила на втором этаже старого дома.

У нее была одна комната и маленькая кухня. В комнате они спали с матерью, но на кухне его оставлять было нельзя, так как он сильно шумел и искал еду. Пришлось его привязать к спинке кровати.

На следующий утро поросенка привезли на базар. Апай, которая никогда не имела никаких дел со свиньями, по неопытности привязала поросенка за шею, в точь как козу. И тут поросенок, почувствовав ненадежность привязи, со страшным визгом ринулся вперед. Апай, недолго думая, крикнула: «Прости меня Господи» и бросилась на убегающего поросенка, обняв его задние ляжки! Весь базар стоял на ушах…

7И вот настал тот день. День нашей скромной свадьбы, которую мы решили провести у Розы дома. Я шел и думал: «Интересно, что Роза сделала с поросенком. Самое главное, чтобы Аняу не увидела поросенка, иначе это будет позор». Я думал о своей матери, о своей престарелой матери, которая осталась в ауле. После того, как отца забрали и расстреляли, матушка сильно сдала. Она всегда хотела, чтобы я женился, соблюдая  обычаи, и она сама смогла бы одеть платок на невесту. А сегодня… Нет, нет, обстоятельства выше меня, поэтому грустить нет смысла. Я сегодня стану мужем моей любимой Аняу.

Когда я зашел в дом, то увидел, как девушки весело накрывают на стол. Следов поросенка не было. Но я все равно был напряжен. Я зашел, поздоровался со всеми. Аняу сидела в красивом платье и улыбалась мне. Мне казалось, мое сердце выпрыгнет в тот момент. Трудно было сдерживать себя. Дабы умерить свой волнение, я повернулся к Рахие и спросил:

  • Раха, ну что там со вчерашним гостем.

Тут Рахия изменилась в лице.

  • Ой, дорогой, гость попался с характером. По-моему, он был выпившим. Всю ночь кричал и буянил, соседи жаловались. Мама, конечно, мучилась, но весьма удачно его спровадила.

Под словом «удачно спровадила» Рахия имела ввиду, что продали дорого. За  целых  7 тысяч…

(с) Айжан Хамит. Рассказ написан на основе воспоминаний Хамита Ергалиева «Ғұмырнама»

Перепечатка материала запрещена.

Понравилась статья? Тогда поддержи проект!

error: Content is protected !!