Прерванный полет Амре

В 1925 г. в Семипалатинский губернский отдел народного просвещения пришла телеграмма за подписью наркома просвещения Анатолия Луначарского. В телеграмме нарком интересовался, согласится ли казахский певец Амре Кашаубаев выступить на этнографическом концерте, запланированном в рамках Всемирной выставки декоративного искусства в Париже. Ямщик, сторож и грузчик Амре — в Париж? Вторая телеграмма, в которой уже настойчиво требовался ответ, не оставила времени для раздумий.

 

Амре дискАмре родился в Семипалатинской области в 1888 г. (Ахмет Жубанов в книге «Соловьи столетий» указывает и вторую возможную дату его рождения – 1886 г.). Отец его Кашаубай был беден, работал, не покладая рук, но тяжело заболел и не мог больше содержать семью. Амре пришлось работать, чтобы прокормить семью. Он устроился к некоему баю Исабеку (по некоторым данным Каражану) ямщиком. Амре любил петь и всегда за работой напевал песни, за что не раз выслушивал замечания со стороны начальства. Однако слава о нем распространилась по всей округе и за глаза его уже называли «әнші бала». Хотя надо признать, что раз Амре был сыном «какого-то Кашаубая» («жаман Қашаубайдың баласы»), то народная слава не давала покоя многим, в том числе и Исабеку. Чтобы лишить Амре благодарных слушателей, Исабек отправил его сторожем на склады, охранять овечьи шкуры. Впервые Амре заявил о себе как певец, когда принял участие в смотре талантов в г. Семей, где и разделил первенство с певцом Кали Байжановым.

А тут телеграмма из Москвы. От Луначарского. Сторож вонючих шкур — и Париж?

Когда французский писатель и музыковед, лауреат Нобелевской премии Ромен Роллан услышал впервые голос Амре, он воскликнул: «Теперь я понимаю, почему на Востоке певцов сравнивают с соловьями…».

Амре покорил сердца парижан, а позже, в 1927 г., и Франкфурт-на-Майне.

Как-то в сети я наткнулась на письмо Алихана Букейханова к Ахмету Байтурсынову, в котором, якобы, Алихан был возмущен тем, что представители других стран были одеты в свои национальные костюмы, а Амре был одет в костюм русского помещика. Это было странно, потому что в г. Семей ему выдали под расписку национальный костюм, расшитый узорами, но отчего-то в первый день его обрядили в костюм русского помещика.

В дни выставки в Париже об уникальном голосе Амре писала французская периодика, его голос сравнивали с голосом Энрико Карузо и Марио Ланца, а профессор Сорбонны месье Перно записал несколько песен в исполнении Амре на фонограф. К сожалению, эти записи так и не нашли, но в 1974 г. музыковед Жаркын Шакаримов обнаружил другие архивные записи в Москве.

Амре

на фото: Амре Кашаубаев с женой Оразке. Кызылорда. 1929 г.

Обстоятельства смерти Амре до сих пор неизвестны. Долгое время считалось, что он умер от воспаления легких в 1934 г. Однако позже появилась и другая версия. Все дело в том, что та поездка в Париж круто изменила жизнь Амре. Да, он прославился. Но было нечто, что сломило жизнерадостного певца. Многие друзья, в числе которых был и известный казахский актер Серке Кожамкулов, рассказывали, что после поездки Амре казался надломленным.

Все дело в том, что на парижский концерт пришел казахский диссидент Мустафа Шокай. После выступления он пригласил делегацию на ужин, но все, ссылаясь на разные причины, отказались. Амре принял приглашение и отужинал с Роменом Ролланом и Мустафа Шокаем. Они втроем поднимались в тот вечер на Эйфелеву башню. Этого ему не простили и по возвращении на родину Амре постоянно вызывали на допросы.

 

 

Из воспоминаний друга Амре, режиссера Казахского драматического театра Серке Кожамкулова:

«Однажды Амре пришел избитый на работу. Это было после поездки в Париж. На наши вопросы он ответил: «Не спрашивайте, я все равно ничего не скажу». Только позже он рассказал, что его периодически ночью забирали работники органов ОГПУ и допрашивали. Один допрашивал, второй бил. К тому же, они ему угрожали, что если он кому-либо расскажет, то его семья поплатится за это».

Свидетельство этих встреч — протоколы допросов, в которых рассказывалось о встрече Амре с Мустафой. Амре подозревали в том, что он привез в Казахстан письмо от Шокая, адресованное алашординцам Ахмету Байтурсынову и Мыржакыпу Дулатову. Само письмо не нашли.

7 ноября  1934 г. в Казахском драматическом театре, где Амре был первым актером, принятым на работу вместе с Исой Байзаковым, должна  была состояться премьера оперы Е. Брусиловского «Кыз Жибек». Амре должен был исполнять одну из ведущих ролей в постановке. Он тщательно готовился к выступлению, но в ночь на 6 ноября был найден мертвым на одной из улиц Алма-Аты.

Есть версия, что от него разило спиртным, хотя Амре вообще не употреблял спиртное.

на фото: верхний ряд: Серке Кожамкулов, Иса Байзаков. нижний ряд: Амре Кашаубаев, Далила Онгарбаева

на фото: верхний ряд: Серке Кожамкулов, Иса Байзаков.
нижний ряд: Амре Кашаубаев, Далила Онгарбаева

Он был похоронен на Центральном кладбище  (кладбище по проспекту Райымбека в г. Алматы), но через некоторое время могилу его сравняли с землей, а книга регистрации смертей по странному стечению обстоятельств пропала.

Памятник, о котором говорилось в приказе Комиссариата народного просвещения №540 от 19 ноября 1934 г. не был установлен. Приказ гласил: с целью увековечения имени Амре Кашаубаева установить памятник певцу во дворе Казахского драматического театра и присвоить имя Кашаубаева Республиканской хореографической школе.

Что касается надгробного камня, Жаркын Шакаримов рассказывал, что в 1974 г. он и ряд культурных деятелей (Сапаргали Бегалин, Серке Кожамкулов и др.) писали обращения в Министерство культуры и другие ответственные учреждения с просьбой установить надгробный памятник и открыть его в преддверии 40-летия со дня смерти певца. Однако ответа не последовало и вот через 20 лет к нему пришла певица Кенжегуль Сыздыкова и просила показать место захоронения Амре. Жаркын показал, а Кенжегуль вместе с мужем композитором Дмитрием Гусинцевым на личные средства (60 тыс. рублей)  поставили надгробный памятник Амре. Но за несколько дней до открытия, неизвестные осквернили памятник. В связи с этим происшествием в газете «Вечерняя Алма-Ата» от 29 октября 1992 г. вышла статья «Кощунство на кладбище». Кенжегуль и Дмитрий отреставрировали памятник за неделю.

Интересный факт

 Жаркын Шакаримов, музыковед, нашедший записи голоса Амре, рассказывал, что записи голоса возможно и не нашлись бы вовсе, если бы не начали составлять антологию кыргызской музыки. Выпуск антологии приурочили к 50-летнему юбилею Кыргызской компартии. Алма-Атинская студия записи совместно с кыргызскими коллегами готовилась к выпуску антологии, и группа музыковедов отправилась в Москву для работы в Государственном архиве. В их числе был и Жаркын Шакаримов. В своих воспоминаниях он писал, что они наткнулись на коричневую тетрадь, в которой нашли запись «Кыргыз Омре Кашаубаев». Жаркын прослезился, когда впервые услышал ее. Ведь долгие годы считалось, что запись голоса легендарного певца была утерян навсегда.

Послушать запись голоса Амре Кашаубаева и почитать об истории песни Балкадиша можно здесь:

Балкадиша

(с) Айжан Хамит. Перепечатка материала запрещена.

error: Content is protected !!